Карта сайта
Удивительные насекомые со всей планеты. Описания, наблюдения, фото и многое другое.

Необычный тип окраски




Необычный тип окраски свойствен некоторым богомолам, клопам, жукам, дневным и ночным бабочкам. Это яркие рисунки очень похожие на глаза позвоночных животных. Такие «глазчатые пятна» часто расположены на тех участках тела насекомого, которые обычно скрыты от наблюдателя, например на крыльях, сложенных или покрытых надкрыльями, когда насекомое отдыхает. Когда же насекомое подвергается нападению, оно неожиданно выставляет эти участки тела. Проводились наблюдения за реакцией птиц, перед которыми бабочки то открывали, то закрывали свои глазчатые пятна. При приближении птицы бабочка внезапно разворачивала крылья, демонстрируя пятна. Птица тут же отскакивала, будто ужаленная. Опыты повторили, счистив с крыла чешуйки, образующие глазчатый рисунок: на этот раз типы безбоязненно нападали на бабочек.

 

Насекомые с такими заметными глазчатыми пятнами имеют определенные преимущества перед другими в борьбе за существование. Одно из возможных объяснений этого явления состоит в том, что насекомоядные птицы узнают своих врагов, например кошек или сов, в том числе и по глазам. Видимо, насекомое для своей защиты использует страх птицы перед хищниками. Кроме того, глазчатые пятна, возможно, отвлекают внимание хищников от жизненно важных частей тела, переключая его на концы крыльев, повреждение которых не влечет за собой особенно серьезных последствий. Ящерица, кусающая пятно, хватает не само насекомое, а несколько пылевидных чешуек. Наконец, пятна могут способствовать защите в те критические часы, когда взрослое насекомое только что вышло из куколки, его крылья еще не затвердели и оно относительно беспомощно.

 

Среди пчел, ос и некоторых несъедобных гусениц особенно распространена черно-желтая раскраска. Птицы, да и люди, как правило, не трогают таких насекомых, обнаружив, что они обычно неаппетитно пахнут или обладают жалом. Однажды попробовав такое насекомое, птица не скоро забудет его. У них долгая память на подобные сюрпризы: попробовав осу, одна птица не прикасалась к предлагаемым ей осам на протяжении восьми месяцев. Врожденного инстинкта, который повелевал бы избегать насекомых с такой окраской, у птиц нет: каждое поколение учится на своем собственном печальном опыте.

 

Научившись избегать яркоокрашенных несъедобных насекомых, птица отказывается и от других, съедобных, но с поразительной точностью перенявших цвет и рисунок несъедобных насекомых. Однако просто внешнего сходства мало: чтобы мимикрия была эффективной, подражатель должен и вести себя соответственно модели. Некоторые ночные бабочки, например, достигли вершин в подражании шершням. Мало того, что на брюшке у них есть длинные, похожие на жало придатки, они и ведут себя подобно жалоносной модели: изгибают брюшко, будто ищут, куда вонзить стилет. Крылья этих бабочек не имеют чешуек и прозрачны, как крылья шершня; тело окрашено в черный и желтый цвета. Они имитируют полет шершня и даже летают не ночью, а днем. Неопытные птицы охотно поедают этих подражателей, пока не наткнутся на шершня, после чего начинают одинаково подозрительно относиться и к тем, и к другим. Опыты показали, что подражателю необязательно точно воспроизводить рисунок опасного насекомого: некоторую защиту дает даже поверхностное сходство.

 

Чрезвычайно тонкие способы защиты появились не случайно, как не случайны огромные кривые челюсти хищника. Способы использования цвета и рисунка для обмана преследователей порой столь изощрены, что трудно поверить в само существование маскировки у этих животных. Откуда насекомое может знать, на что оно должно походить? Как ему удается достичь такого совершенного сходства? Безусловно, не сознательным актом воли. Все подражания — результат удивительных возможностей эволюционного процесса: изменчивости и естественного отбора.